/ Флоренский

Флоренский О РЕВНОСТИ Мне кажется, стало несомненным, что обсуждение любви вообще и дружбы в частности и в их конкретной жизненности почти неизбежно поднимает вопрос о явлении теснейше с ним связанном, — о ревности. Что прак тически этот вопрос выдвигается на первую линию по важности, о том едва ли возможно двоякое мнение. Но, мне думается, недостаточно сознается большинством мы слителей его теоретическая важность: Вот поче му мне кажется необходимым глубже проникнуть в поня тие ревности. Полагаю, на основании сказанного в конце предыдущего письма, что уяснение понятия ревности слу жит вместе к уяснению самого понятия дружбы и любви. Итак, что же такое ревность?

Религиозно-философское наследие священника Павла Флоренского. Антропологический аспект

Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах свящ. Флоренский — новая душа, и у него не может не быть этих чаяний, этих ожида ний и исканий. Он также ждет нового откровения Духа.

Объяснение такое: прадед Флоренского был священником и его сын, дед что это — ревность Божия, и „трагедия рока“ не прекратиться, доколе не.

Нравственные аспекты изображения ревности в художественной литературе. Истоки и социальная природа ревности. Природа и сущность человека раскрываются не только в созидательном и творческом характере его деятельности, абстрактном мышлении или способности бескорыстно любить Другого. В не меньшей мере человек предрасположен к чувствам и аффектам, имеющим деструктивный; разрушительный и даже саморазрушительный, характер: При этом между добродетелями и ценностями, с одной стороны, и пороками и проступками - с другой не имеется строго определенных, раз и навсегда установленных этических границ.

Часто они так тесно переплетаются друг с другом, что отделить гордость от тщеславия или любовь от ревности не представляется возможным. Современная этика концентрирует свое внимание, как правило, на позитивных моральных понятиях: Проблема конкретных проявлений морального зла, за редким исключением, остается вне фокуса исследований или же описывается как нечто незначимое, вторичное по отношению к моральной норме, представляя тем самым односторонне-идеализированный, часто оторванный от реальности образ человека и его поступков.

ревность, несмотря на несомненную значимость, этого чувства в реальной, повседневной жизни человека, а также на очевидный интерес литературы и искусства к этой теме, находится в числе периферийных, недостаточно разработанных проблем в этико-философской мысли. Между тем, целостное рассмотрение этого феномена как одного из наиболее характерных онтологических проявлений природы человека позволяет описать пространство нравственных отношений в обществе и особенности индивидуальной морали в более полном и корректном виде.

Таким образом, актуальность обращения к анализу феномена ревности определяется, прежде всего, ее общечеловеческим и культурноуниверсальным характером, обуславливающим возможность целостного-понимания многогранной и противоречивой природы человека. Универсальный, вневременной уровень обоснования актуальности изучения ревности как проявления человеческой природы дополняется ее рассмотрением в конкретных культурно-исторических контекстах.

Ералаш или многоликая сексуальность: ревность есть обратная сторона любви. Она показывает, насколько безнравственна любовь. В ревности воздвигается власть, господствующая над свободной волей ближнего. Она вполне понятна с точки зрения развитой теории: Однако следует признать, что она тут же выдает себя.

3 слл.). Каин «видел честь от Бога и воспламенился ревностью, .. Свящ. Павел Флоренский, рассматривая понятие «ревность» в соч.

Столп и утверждение истины. Что практически этот вопрос выдвигается на первую линию по важности, — о том едва ли возможно двоякое мнение. Но, мне думается, не достаточно сознается большинством мыслителей его теоретическая важность: Вот почему мне кажется необходимым глубже проникнуть в понятие ревности. Полагаю, на основании сказанного в конце предыдущего письма, что уяснение понятия ревности служит, вместе, к уяснению самого понятия дружбы и любви. Итак, что же такое ревность?

В основе ревности интеллигенцией принято усматривать и гордость, и тщеславие, и самолюбие, и подозрительность, и недоверие, и мнительность, — словом, все что угодно, но только не какое-либо моральное преимущество. Эту мысль облекает игрою слов Шлейермахер или Грилльпарцер:

КОЕ-ЧТО О ревности

Флоренский в тип ортодоксального правого православного, ему не миновать обвинений в ересях, в вольномыслии, в новшествах. Старая, внешняя, материалистическая церковность не примет учения свящ. Флоренского о геенне, о Софии и многих других. Флоренский слишком оригинален, действительно оригинален.

Был сделан вывод, что в философии Флоренского Любовь, тесно связанная с ревность является обязательным спутником любой любви, как и всего.

ревность есть обратная сторона любви. Она показывает, насколько безнравственна любовь. В ревности воздвигается власть, господствующая над свободной волей ближнего. Она вполне понятна с точки зрения развитой теории: Однако следует признать, что она тут же выдает себя. Сочетание таких травмоопасных чувств как благодарность за возможность анально-генитального унижения, названная любовью, и страх перед вероятностью, что это сделает или уже сделал другой, приводит к неуправляемому процессу — бешенству1.

Мужчины делают из женщин мадонн, но не могут игнорировать свои сексуальные потребности. Моргенштерн испытывают как мужчины, так и женщины. Необходимо вызвать в зрителе великое сострадание, чтобы он простил любовному роману присущую его природе недостойность. Только буржуазная, тупая публика может без скуки смотреть на сцены счастливой влюбленности, на банальные беседы под кустами сирени при луне, со вздохами и поцелуями. Но даже и такая публика заснула бы во втором же действии, если бы к любовной фабуле авторы не примешивали посторонних пряностей — измены, ревности, семейных ссор, — которые суть те же страдания, только пониже сортом, чем в трагедиях, и как все нечистые страдания вызывают не доброе, а скорее злое чувство в зрителе, чувство удовлетворенного эгоизма.

Ни одна страсть — кроме разве скупости — не возбуждает столько ненависти к людям, как влюбленность.

Теодицея П.А. Флоренского

Бибихин Когда верстался номер, в котором мы готовили публикации о А. Лосеве, в редакцию пришло печальное известие, что в воскресение 12 декабря в 7 часов утра отошел ко Господу выдающийся философ и христианский мыслитель Владимир Вениаминович Бибихин. Ученик и многолетний помощник А. Лосева, он давно заявил о себе как даровитый и самобытный мыслитель и талантливый переводчик философской классики.

Философ Алексей Козырев об истоках софиологии, философии хозяйства и религиозном материализме.

Флоренский — Писатель, Богослов, Филосо Флоренский — писатель, богослов, философ. Его основная работа"Столп и утверждение истины" несомненно является памятником русской культуры. Сам он назвал ее"опытом православной теодицеи" оправдание бога. Хотя, по большому счету, вряд ли ее значение исчерпывается только этим, и вряд ли она была бы столь значима в философском и общекультурном плане.

Оригинальна форма этого произведения. Внутренняя же форма произведения определена глубиной его философских размышлений. Эту форму Флоренский раскрывает в"Предисловии", которое фактически есть ключ к логике построения книги и в котором определяются основные проблемы и философские установки его мировоззрения. Флоренский исходит из наличия в жизненной практике человека двух миров.

Столп и утверждение истины ( 2)

Пожалуйста объясните почему возникает беспочвенная ревность и почему некоторые провоцируют,чтобы их ревновали? Как бороться с этим чувством-ведь оно -разрушительно. Если говорить о ревности, которая имеет место в отношениях супругов, то это конечно же тяжелое, страстное чувство, доставляющее мучения человеку. Эта ревность называется в Библии жестокой, как ад; эта ревность доводит иногда до умоисступления и убийства, зачинаясь и совершаясь в человеке не без участия демонов.

Конечно же от недостатка доверия к любимому, от недостатка благородства в душе любящего. Возникает она, наверное, и потому, что мы не любим в Боге того, кого любим, — ведь благодать не насилует, любовь не подавляет.

Завершается опыт теодицеи Флоренского условиями усовершения конкретной тварности (письма “Дружба” и “ревность”). В этом исследовании .

Флоренского Предыдущая 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 Следующая П. Флоренский — писатель, богослов, философ. Его основная работа"Столп и утверждение истины" несомненно является памятником русской культуры. Сам он назвал ее"опытом православной теодицеи" оправдание бога. Хотя, по большому счету, вряд ли ее значение исчерпывается только этим, и вряд ли она была бы столь значима в философском и общекультурном плане.

Оригинальна форма этого произведения. Внутренняя же форма произведения определена глубиной его философских размышлений. Эту форму Флоренский раскрывает в"Предисловии", которое фактически есть ключ к логике построения книги и в котором определяются основные проблемы и философские установки его мировоззрения. Флоренский исходит из наличия в жизненной практике человека двух миров.

И если"тот", другой, дан нам лишь в откровении, он существует как бы в мечтах, через них в них он и открывается и предстает как Единство, Покой, Устойчивость, то"этот", наш повседневный, тварный мир есть его противоположность. Каждое чувство имеет"противо-чувствие, каждое желание — противо-желание, каждая мысль — противо-мыслие". Он непостоянен, текуч, не един, а многообразен.

Вы точно человек?

Подоб-ное восприятие ревности свойственно западной философской традиции. Данная точка зрения существенно сказывается на современном по-нимании ревности, но в корне отличается от традиционного взгляда древ-нерусских любомудров, унаследованного ими из восточно-христианской традиции. Следуя в русле русской православной традиции, известный рус-ский богослов и философ П.

Дворецкого содержит следующий ряд значений:

Центральная книга Флоренского и во многом всего русского религиозного возрождения. «Столп и утверждение истины» — гениальная попытка.

Флоренский - новая душа, и у него не может не быть этих чаяний, этих ожиданий и исканий. Он также ждет нового откровения Духа. Но он так боится самого себя и так стилизует себя на православно-архаический лад, что робки его искания откровения Духа. Он слишком напуган бессилием и неудачами"нового религиозного сознания". Он боится всякого почина в раскрытии Духа, всякого человеческого дерзновения в духовной жизни.

Но Дух раскрывается в человеке и человечестве через человека и человечество; откровение Духа не может быть трансцендентным голосом свыше и извне, это имманентный голос внутри, в глубине. Дух не может раскрываться вне человеческой активности, вне напряжения человеческой природы, ибо жизнь в Духе есть богочеловеческая жизнь, совместное действие Бога и человека. Флоренский из боязни обрекает человека на пассивное выжидание, которому не предвидится конца. Он утешает себя тем, что новое откровение Духа зачинается уже у св.

Серафима, у старца Амвросия и других русских старцев, и не хочет на себя возложить бремя раскрытия Духа, на себя принять ответственность. Святые и старцы за нас должны действовать, нам же остается пассивно ждать и смиряться. Есть это у старца Зосимы, в гениальных творческих прозрениях Достоевского, но не у реального Амвросия, [который нес тяготу и бремя"мира" и не был свободен от унылой обыденности.

Столп и утверждение истины это:

Приими ты меня-а на вечной поко-ой. Господи поми-и-и-и-и-и-луй… Что это? Кто стучался в ворота?.. Я снимал с гвоздя тусклую стенную лампу, одевал калоши и шел отпирать в сенях засов.

Скачать книгу Флоренски - Сочинения в 2-х томах: Столп и утверждение истины. XIII. — Письмо двенадцатое: ревность XIV.

Этот экскурс необходим для того, чтобы преодолеть кантовский агностицизм, к которому приводит несовершенная человеческая мудрость. Сам по себе и из себя разум неспособен постичь истину. На основании лингвистических данных Флоренский выводит русское слово истина из глагола есть: Далее он возводит глагол"есть" к глаголу"дышать" и приходит к выводу, что истина - это"живое существо".

Это особенность именно русского языка, так как в греческом языке акцентирован момент памяти и вневременности, поскольку"время есть форма существования всего, что ни есть". Разбирая переводы слова истина на разные языки Флоренский отмечает, что славяне воспринимают истину онтологически, эллины гносеологически, римляне юридически, а евреи исторически. Эти понимания отражают четыре аспекта истины.

Что есть церковь